Проблемы малых рек

Московская область – субъект РФ с масштабными воздействиями на природную среду, в частности, и в особенности, на водные объекты, включая малые реки – самый многочисленный и наиболее уязвимый элемент речных систем.

Московский регион имеет близкие размеры и численность населения, например, с такой страной, как Нидерланды, где тотальная трансформация водных объектов в «колыбели европейской цивилизации» имеет многовековую историю, и привела к потере естественного состояния всех, или практически всех водных объектов. Теперь голландцам приходится реализовывать проекты восстановления рек, пойм, водно-болотных местообитаний, например «Маас – живая река». Впрочем, употреблять в пищу рыбу из «восстановленных рек» они пока опасаются.

История антропогенных воздействий на малые реки в Московской области весьма длительна, но продолжительность стадии тотального преобразования водотоков исчисляется, все же, одним-полутора столетиями. Пик пришелся на несколько десятилетий минувшего века – строительство крупных водохранилищ, повсеместная осушительная мелиорация с канализированием-спрямлением малых рек, химизация сельского и лесного хозяйства удобрениями, пестицидами, арборицидами, загрязнение отходами животноводства, промышленными и городскими стоками.

Сравнение карт XIX века с современной ситуацией свидетельствует, что ряд малых рек, небольших озер и родников на территории Московской области безвозвратно утрачены. По некоторым источникам – 20-30% малых рек, до половины количества родников.

Вместе с тем, до наших дней в Московской области сохранились тысячи малых рек и ручьев в естественном состоянии. После некоторой паузы, связанной с депрессией промышленности, резким спадом сельскохозяйственного производства, прекращением мелиорации, антропогенные воздействия на малые реки вновь усилились. Указанные воздействия связаны, в том числе с высоким водопотреблением (включая множественные самовольные водозаборы поверхностных и подземных вод), нелегальным сбросом отходов в водные объекты и водоохранные зоны, нерегулируемой рекреацией. Среди соединений-загрязнителей повсеместного распространения существенна доля синтетических моющих средств. Возрождение животноводства сопровождается загрязнением малых рек и их бассейнов сточными водами и отходами животноводческих комплексов, порой в летальных для рыбы и других гидробионтов концентрациях.

Все больше и больше площадей в Московской области застраивается. Исходя из документов территориального планирования, в среднесрочной перспективе эти тенденции не изменятся. При строительстве любого рода неизбежна антропогенная трансформация водосборных площадей, не исключено спрямление речных русел, механическое уничтожение ручьев, истоков рек, болот, родников. Применение современной строительной техники не оставляет им шансов, особенно, если водные объекты не учтены никакими документами.

Другие источники серьезного воздействия на водных животных – это сотни гидротехнических сооружений, перекрывающие нерестовый ход и местные миграции рыбы и иных гидробионтов, «неэкологичное» регулирование стока, рыболовное браконьерство.

 

Не прекращается и постепенное истощение грунтовых вод, питающих малые реки, вследствие массового слабоконтролируемого бурения «личных» скважин. Все это – на фоне затянувшейся череды маловодных или просто засушливых лет.

Стоит отметить также, что на удивление, в трансформации экосистем малых рек существенное значение имеет и зоогенный фактор – строительная деятельность речного бобра. Она ведет к заилению, изменению гидротермического режима, повышению показателя сапробности, что может быть особо критично для таких охраняемых видов, как хариус, минога, обыкновенный подкаменщик, редкие беспозвоночные животные.

В целом наблюдаются постепенные потери качества (физическое, химическое, органическое, тепловое загрязнения) и количества воды малых рек и ручьев Московской области, качества самих рек (заиление, засорение, потеря проточности, канализирование); возможно, даже количества самих рек и ручьев, деградация гидробиоценозов.

В зависимости от наличия, характера, силы антропогенных воздействий, влияющих на конкретную реку, их состояние весьма неоднородно – от почти эталонного до критического. Обследования нескольких десятков малых рек, проведенные в 2011–2013 годах, дают основания предварительно полагать, что основную долю составляют реки и ручьи, деградацию которых еще можно предотвратить, а утраченные качества в той или иной мере восстановить.

Если сейчас начать принимать меры – серьезные, комплексные и многоаспектные, – мы еще сможем сохранить или возродить реки и их обитателей для ныне живущего и следующего поколений.

 

Что мешает?

– отсутствие единой комплексной методики к изучению и реабилитации малых рек, в основе которой должны лежать географические подходы;

– малая обеспеченность достоверной информацией о реках и ручьях Московской области;

– отсутствие утвержденной или хотя бы признанной профессиональным сообществом современной формы паспорта малой реки, и других водных объектов;

– отсутствие повсеместного мониторинга малых рек территории Московской области с охватом максимального количества водных объектов;

– отсутствие единой информационной системы о водотоках Московской области, планированию исследовательских работ, мониторинга, принятии решений по проведению природоохранных мероприятий;

– недостаток ресурсов, включая трудовые.