Некоммерческая организация Природоохранный фонд "Верховье"
Направления деятельности
Наши сайты

По реке утюг плывет

       Сидел я в конце апреля сего года на левом берегу реки Москвы, напротив села Успенского Одинцовского района, и ловил рыбу.

     От шумной разновозрастной компании, что развлекалась у меня за спиной, отделились несколько детей в возрасте 7-10 лет и подошли ко мне. Самый бойкий спросил: "Дядя, а вы зачем рыбу ловите?" И, не дожидаясь ответа, выдал тираду: "В Москве-реке нельзя ловить рыбу, купаться — здесь течет канализация". Самое удивительное, что столь "глубокие" познания о гидрохимическом состоянии верхней реки Москвы малыш почерпнул от своей бабушки — учительницы географии (!), что выяснилось из дальнейшей беседы. Мои объяснения, что воды реки Москвы выше столицы химически и биохимически (на доступном детям языке, естественно) достаточно чисты, вызвали недоверие, а утверждение того факта, что миллионы жителей Москвы пьют воду, поступающую из Москворецкого гидроузла, — взрыв смеха.

     Сам факт такой экологической безграмотности у детей неудивителен. Дети отражают взгляды, образованность, нравственность и, соответственно, поступки своих родителей. А в деле отношения к российской природе и к реке Москве - главной водной артерии Московской области и столицы — поступки эти благородными не назовешь.

     Исток реки Москвы берет свое начало в Старьковском болоте в районе 147-го км Минского шоссе, далее река, протекая по лесам и полям области, принимает незарегулированные притоки - реки Иночь, Искону, Вяземку, Медвенку, Загзу, Самынку и др. В Можайском районе река проходит через нерукотворный водоем - озеро Михалевское. На реке Москве создано Можайское водохранилище, есть водохранилища и на зарегулированных реках бассейна Москвы-реки — Рузе, Озерне, Истре. Для повышения водности реки Москвы в Смоленской области был создан каскад водохранилищ на реках Вазузе, Яузе, Гжати, из которых через канал Яуза-Руза вода поступает в Москворецкий бассейн. А сколько еще малых рек, ручьев, родничков... Все вышеописанное на сухом языке гидротехников относится к Москворецкому гидроузлу, предназначенному для водоснабжения Москвы.

     А если не мерить в кубометрах расхода и модуля стока, собственно река Москва, ее притоки и водохранилища к западу от Москвы — прекрасные живописные водотоки и водоемы — любимые места отдыха тех, кто умеет понимать и беречь российскую природу.

     Мы помним себя в том возрасте, в котором находятся сейчас дети, подошедшие к нам. Для нас каждая поездка на Москву-реку была праздником души, ожиданием сказки. И река дарила эту сказку нетронутой природы в виде тысячных стай подуста, которых можно было наблюдать в прозрачной воде в районе Звенигорода, в виде килограммовых голавлей, подбирающих кузнечиков и стрекоз под луговыми обрывами в Успенском и на Николиной горе, ударов полупудовых щук напротив села Барвиха. Цвели и звенели насекомыми луга, пели птицы, на солнце заросли прибрежных ив издавали особый запах - это запах чистой летней реки. Идиллию не нарушали и мирно пасущиеся коровы, которые достаточно гармонично вписывались в ландшафт. Людей на берегах было немного — рыболовы-завсегдатаи, отдельные купальшики-загаралыцики, стайки ребятишек. Автомобили на берегу встречались редко. По берегам и в воде можно было ходить без опаски наступить на битое стекло.

     Вспоминаю времена я не былинные, да и сам я не ровесник века. Была такой Москва-река в 70-80-е годы, да и в начале 90-х (разве что подуст исчез — не мог он нереститься в реке, где из-за зарегулированности прекратились половодья и заилились каменистые перекаты — его нерестилища), а меняться резко начала году в 1993-м.

     Именно с лета 1993 года ускоренными темпами начался процесс тотального замусоривания берегов и русла реки Москвы, ее притоков и водохранилищ, то есть всего, что относится к зоне Московского водоснабжения.

     Весной после схода снега мы провели рекогносцировочное обследование состояния реки Москвы от истоков до Рублевского водозабора и некоторых ее первых составляющих до искусственного половодья (которого не было много лет), во время него и после и отметили удручающую ситуацию.

     На всем протяжении от истока до Рублевского водозабора берега реки Москвы безобразно замусорены. В столь же плачевном состоянии находятся берега больших и малых притоков, Можайского, Озернинского, Рузского водохранилищ. Верхнерузское водохранилище — в пределах Московской области самое удаленное, соответственно самое малопосещаемое и самое малонаселенное — в самом благополучном состоянии. По долине реки Москвы и по ее притокам в наиболее плачевном виде находится береговая часть, доступная автомобилистам, а также в районах населенных пунктов и дачных застроек. Масштабы замусоривания берегов достигают своего максимума в районе Николиной горы, Успенского, Барков, Знаменского. Ненамного меньше замусорены речные берега выше по течению — в районе Тучкова, Звенигорода — и ниже по течению — в районе Усова, Ильинского, Барвихи, Раздор.

     В береговой зоне на расстоянии не менее 50-70 м от русла нет ни одного дерева или куста, в корнях которого не устроена мини-свалка (от 2-5 предметов до 30-50). Естественно, мусор раскидан и вне кустарниково-древесной растительности, просто под ней он наиболее сконцентрирован. Что в мусоре, из-под которого временами не видно травы? Преобладают тара из-под напитков бутылки, металлические банки, тетра-пакеты, — одноразовая посуда, стеклянная (необменная) тара, реже попадаются банки из-под автомасел и упаковки от автохимии. Временами обнаруживаются пакеты с промасленными тряпками и с чем-то еще не менее непотребным. Судя по многочисленным скоплениям битого бутылочного стекла, одним из любимых развлечений отдыхающих является превращение стеклобутылок в более мелкие фракции (видимо, отношение к природе распространяется и на любовь к ближнему, который в сумерках полезет тут купаться). На этом фоне уж совсем невинно смотрятся многочисленные пачки из-под сигарет (и 6-7, и 20-25 лет назад на берегу тоже можно было найти пачки из-под сигарет, правда, одну-две, пройдя километр вдоль реки, и тогда на одного, по нынешним временам достаточно невинного мусорителя обязательно находился санитар, который складывал в кучку найденные на берегу обрывок газеты и пачку из-под "Беломора" и сжигал их). А вот на нынешних курильщиков "Мальборо" "санитаров-любителей" уже не хватит.

     Искусственное половодье в конце апреля 1998 г. затопило часть замусоренных берегов многострадальной реки. Значительная часть мусора уплыла вниз по течению, что-то утонуло, что-то занеслось на поймах песком и илом. Мусор обильно отложился по берегам, скопился в заливах, застрял в кустах.

     В 1-2-е сутки половодья во время подъёма уровня, когда воды захватывали все новые и новые скопления мусора, на реке наблюдалась безрадостная картина — по течению нескончаемым потоком плыли посторонние предметы. Нам удалось провести подсчеты в районе села Барвиха, всего в нескольких километрах выше Рублевского водозабора, — по стрежню через поперечное сечение реки в минуту проплывало в среднем 30 бутылок (и это только надводная, видимая часть проносимого рекой мусора). Несложно подсчитать, что за эти двое суток река пронесла порядка 85 тысяч бутылок. Если сюда добавить подводную часть "айсберга", то эту цифру смело можно утроить. Да, именно! порядка 250 тысяч бутылок было снесено рекой. На 4-5-й день высокой воды их можно было наблюдать по всей реке Москве в черте города (естественно, уже вместе с городским мусором). Эмпирические расчеты показывают, что выше города 200-300 тыс. бутылок были переотложены рекой или не были затронуты половодьем. Не стоит забывать тот факт, что в эти расчеты не вошел мусор дислоцированный по берегам водохранилищ. Таким образом, можно сделать вывод, что за последние 5-6 лет весь комплекс Мос¬кворецкого бассейна и собственно реки Москвы стал вместилищем сотен тысяч единиц бытового мусора.

     Знаете, на что были похожи затопленные поймы реки, из которой мы пьем, во время половодья? Если взять мусорный контейнер от какого-нибудь летнего кафе да и высыпать его в бассейн - похожая будет картинка.

     Можно сделать еще один прискорбный вывод — за один погожий летний день, поев шашлычку и изрядно потоптав травку, наши земляки оставляют на берегах реки Москвы и ее притоков от Можайска до Рублево 1-2 мусоровоза бутылок, банок, пакетов и других, иногда не столь химически инертных отходов.

     Образование стихийных свалок на обочинах дорог в долинах происходит еще быстрее, чем рекреационное замусоривание берегов. Стоит одному-двум дачникам выкинуть из своей машины пакеты с мусором под придорожный куст на съезде с асфальтовой дороги на грунтовку, ведущую к реке, как появляется масса последователей этого примера. Свалка начинает расти буквально на глазах. Отличительной особенностью таких свалок является большее разнообразие в составе мусора, чем в рекреационных завалах по берегам. Кроме банок и бутылок здесь появляются горы строительного мусора, старые сце¬ментированные минеральные удобрения в упаковках и без оных, упаковки из-под красок, растворителей, аэрозолей и многое другое. Часть складированных отходов упаковано наиболее "сознательными" нарушителями природоохранного законодательства в мешки из высокопрочного по¬лиэтилена.

     А что стоят неопровержимые признаки того, что в 10—15 метрах от уреза воды отдельные автомобилисты меняют масло и промывают системы охлаждения, сливая масло и тосол со всеми присадками на землю. На этом фоне совсем невинно выглядит картина: святые семейки, и стар и млад, драют своего железного коня с автошампунем, загнав его передними колесами на камешки пескариного переката.

     Все эти факторы, если не принять незамедлительные и радикальные меры, в очень скором времени приведут к тому, что верхнее течение Москвы-реки превратится в зону экологического бедствия, а учитывая ее историческое значение, и в национальный позор.

     Как бы то ни было, но очень бы не хотелось, чтобы оправдались слова того мальчишки и под селом Успенским и Николиной горой вместо воды потекла бы "канализация". Пока все идет к тому...

     Каковы же причины столь стремительного замусоривания берегов Москвы-реки в последние годы? Они абсолютно очевидны. Это и массированное вторжение в нашу жизнь одноразовой тары, посуды из полимеров и легких сплавов, а также стеклянной необменной тары импортного производства, и резкое увеличение в Москве и области числа личного автотранспорта и, соответственно, притока автомобилизированных отдыхающих на берегу.

     Но налицо и морально-этические и юридические эрозии: общее падение нравственности и морали в обществе; снятие запретов (в том числе и запрещающих знаков проезда в водоохранные зоны); несоблюдение природоохранного законодательства в связи с отсутствием действенной системы экологического просвещения, оповещения и агитации.

     Возникает вопрос: можно ли остановить лавинообразное замусоривание русла, долины и бассейна реки Москвы?

     Можно и нужно, причем как можно скорее.

     Сначала приведем соображения общего плана, справедливые не только для верхнемоскворецкого бассейна, но и для всей территории России.

     Массовое использование одноразовой необменной тары в условиях страны, где львиная доля населения не видит различий между берегом реки и лесной опушкой, с одной стороны, и полигоном для захоронения муниципальных отходов, является источником экологической угрозы. Можно ли использовать ПЭТ-бутылки и легкосплавные банки во вторичную переработку? Наверное, можно, но точный ответ на этот вопрос должны дать специалисты. Если можно, то необходимо назначить одноразовой таре некую номинальную стоимость, открыть пункты приемки, в том числе передвижные, и малообеспеченные слои населения будут регулярно избавлять ландшафты от тары, как это происходило и происходит со стеклянной обменной тарой отечественного производства.

     Проблема замусоривания ландшафтов необменной тарой на сегодняшний день остро встала в густонаселенных районах, постепенно она охватит всю страну. Поэтому видится целесообразным исследование зарубежного опыта в области использования одноразовой быстроразлагающейся под воздействием ультрафиолета тары с последующим внедрением ее в производство. Как идеальный вариант видится постепенное вытеснение традиционных видов необменной тары — потенциальных источников замусоривания — более экологичной. Естественно, для этого необходимы соответствующие решения органов власти, целевое финансирование соответствующих научных организаций, создание системы экономического стимулирования производственных и торговых предприятий, участвующих в производстве и реализации экологичной одноразовой тары и напитков, упакованных в неё. Решение поставленной проблемы невозможно без усиления и повышения действенности экологического просвещения и агитации. Особенно это важно в плане воспитания природосберегающего мышления и соответствующих ему действий у подрастающего поколения. На хозяина джипа, который выка¬тывается на берег реки, глуша соловьиные трели всей мощью восьми автомобильных динамиков, и оставляет после своего визита на природу горы мусора, телевизионные передачи, журнальные статьи и таблички с призывами вряд ли произведут должное воздействие.

     Вышеупомянутое воздействие можно было бы ожидать от структур карательного толка, например от экологической милиции, которой следовало бы контролировать берега и по всей строгости закона наказывать за мытье машин, смену масел и замусоривание водоохранных зон. Выходной день, омраченный беседой с представителем закона и наложением административного взыскания в виде приличного штрафа, заставит задуматься многих вредителей.

     Многое из изложенного представляется мерами предупредительного толка, то есть необходимым набором для недопущения или минимизации вала бытового загрязнения береговых ландшафтов. А что делать с залежами уже имеющегося мусора? Ответ однозначен — убирать и вывозить на официальные полигоны захоронения или заводы по утилизации муниципальных бытовых отходов. Расчет на то, что мусор будет сноситься вниз по течению высокой водой во время искусственных половодий, является весьма призрачным, что продемонстрировал опыт весны 1998 г. Да, на пике подъёма уровня воды, но с уже выраженной тенденцией к его падению река и ее берега выглядят, несомненно, более пристойно, чем в межень, но это впечатление обманчиво. После падения воды становится ясно, что мусор на участках, которые промывались водой, переотложился, застрял по кустам и заливам, утонул. Некоторая часть, несомненно, уплыла далеко вниз по течению. Для чистоты западного Подмосковья это хорошо, но природа административных границ не признает. Кроме того, даже достаточно высокая вода этого года не достигла многих помоек, расположенных выше максимального уровня подъёма воды (учитывая их содержимое, наверное, хорошо, что не достигла).

     Естественно, основные направления решения поднятой проблемы требуют детальной и глубокой технической, юридической, экономической проработок.

     Действовать надо уже сейчас, река стонет...

 
Актуально
2017.04.05

Специалисты ПФ «Верховье» начали наблюдения за весенним пролётом и прилётом птиц. Экологи посетили территории заказника «Осёнка», памятника природы «Хлопковская колония серых цапель», осмотрели разливы в заказнике «Москворецкий пойменный», провели наблюдения в некоторых лесных массивах.

Подробнее

2017.03.28

28 марта 2017 г. стало известно об утверждении Министерством экологии и природопользования Московской области трёх новых положительных заключений государственной экологической экспертизы материалов для создания особо охраняемых природных территорий (ООПТ) областного значения государственных природных заказников «Долина р.Волгуша и Парамоновский овраг» (Дмитровский район), «Попово болото и озеро» (Сергиево-Посадский район) и прибрежной рекреационной зоны «Коробчеевская» (Коломенский район). Обосновывающие материалы для создания этих ООПТ подготовлены ПФ «Верховье».

Подробнее

2017.03.09

В феврале 2017 года сотрудниками ПФ «Верховье» в Можайском районе Московской области встречен и заснят седой дятел.

Подробнее

События
2017.04.13

«Верховью» 19 лет!

Подробнее

2012.03.20

В Сытьковской школе открылся музей «Рузский лес»

Подробнее

2011.05.02

Опять палы ... Доколе?!

Подробнее